Счастье в доме

рубрыка :
167.jpg

-- это в первую очередь сама Мария Бобкова,
которой в ближайшие выходные исполняется 100 лет.

Старость нужно уважать. И не досаждать по возможности пожилому человеку своими излишними расспросами. И, видно, поэтому прежде чем встретиться с почтенной юбиляршей Марией Анастасьевной Бобковой решил заранее поговорить с ее дочерью Людмилой Васильевной Галыго. Она с удовольствием отвечала на многие вопросы. Но более обстоятельного разговора не потребовалось. Одна ее фраза о том, что про всё остальное расскажет при встрече сама бабушка, по-доброму только порадовала. Ведь не секрет, что нередко и более молодые люди страдают определенной забывчивостью.

И тогда впервые я не удержался и сказал: «Молодец, бабушка!»
После реальной встречи, а она состоялась с заслуженным ветераном труда (стаж – 47 лет) уже через несколько дней, готов повторить эту фразу еще не раз. Ведь ее умение удивлять воистину безгранично.
Впрочем, как оказалось, по-своему интересны все жильцы и обитатели квартиры в двухэтажном доме, в которую я был приглашен. А поэтому, все по порядку.
В назначенное время возле подъезда меня встретил внушительных размеров симпатичный котяра (позже мне, правда, объяснили, что это кошка «Катя»). Осмотрев гостя, она доверчиво мяукнула и направилась прямо к закрытой двери, показывая всем своим видом, что ей обязательно нужно войти. Затем, несколько раз оглядываясь назад, неспешно проводила меня на второй этаж, остановившись возле нужной мне квартиры. После звонка, нас впустили туда вместе.
Встретила и проводила в комнату, где расположилась юбилярша, хозяйка квартиры Людмила Васильевна. Здесь находилась в это время и зашедшая «на огонек» ее дочь Ирина. Сама же Мария Анастасьевна ждала гостя в удобном мягком кресле -– хрупкая, с небольшим набором морщинок, все еще миловидная женщина совсем не тянула на столетний возраст. Нарядная одежда явно гармонировала с ее хорошим настроением. Марию Анастасьевну заранее предупредили, что придет сотрудник редакции и будет ее фотографировать. Она не стала дожидаться дочери со смены (а та работает поваром в кафе «Мара») и … оделась сама. В кресле рядом с собой заранее припрятала и небольшое зеркальце – нужно ведь выглядеть на фото достойно. Женщина есть женщина, независимо от того, сколько ей лет. А такой возраст уже не скрывают. Им гордятся.
Не один раз за вечер я услышал слова благодарности от Марии Анастасьевны, которые она адресовала своей дочери Людмиле. Муж последней рано умер, поэтому живут женщины постоянно вдвоем. Летом – на даче в Ракушево, где М. Бобкова и прописана, в остальное время в город-ской квартире.
-- Сегодня у меня вполне достойная пенсия. Всегда рядом заботливая дочь. Что мне еще нужно? – говорит она. – Здоровья вот бы только побольше. Слух подводит, да вот зрение месяца два как заметно поубавилось. А так и газеты еще читала…
А Людмила Васильевна с улыбкой добавляет: «И… инструкции к лекарствам читала. Еще и меня порой укоряла: а ты уверена, что именно это мне прописали?»
Во время беседы узнал, что до 80 лет врачей женщина почти не посещала. Ну, а теперь всякое бывает. Особенно беспокоит давление. Поэтому медики в их квартире -- нередкие гости. Но бабушка их визитами всегда остается довольна, о чем не упускает возможности заметить.
Секрет своего долголетия она поясняет очень просто: всегда, сколько себя помнит, трудилась физически. Много пела, смеялась. Никому зла не желала. И люди платили ей тем же.
Добрая по жизни, она и сегодня в своем солидном возрасте старается помочь в первую очередь самому родному и близкому человеку – дочери Людмиле, которая ухаживает и всячески оберегает ее на старости лет. Та только диву дается: «Не успеваю иногда до работы вытащить из стиральной машины белье, а прихожу домой – оно уже на балконе сушится». С того же балкона Мария Анастасьевна машет рукой, провожая и своих гостей, в первую очередь родных и близких.
Действительно, солнечный человек, которого Всевышний одарил таким долголетием. В роду такой рубеж, по ее же утверждению, больше не покорялся пока никому.
А родилась Мария Гвоздёва (такая ее девичья фамилия – авт.) в Вологодской области России – в деревне Кузьминская Торгонского района. Акцент, к слову сказать, чувствуется до сего дня.

На Вологодчину их семья, где уже было двое детей, переехала из Петербурга, объятого волнениями 1914-1917 годов. Подальше от войны, – как поясняет Мария Анастасьевна. На новом месте у Марии появился и младший брат. В итоге в семье воспитывалось четверо детей – мал-мала меньше. Поэтому нужно было рано впрягаться в реальную трудоповинность, чтобы заработать на проживание и какую-никакую одежду.
Маша окончила 7 классов, что по тем временам было вполне приличным образованием. А потому и оказалась она человеком довольно востребованным. Так, после окончания соответствующих курсов и попала молодая девушка в такую ответственную сферу деятельности, как почтовая и электросвязь.
Во время Великой Отечественной войны всё и все работали на Победу. А летом 1944 года, когда Беларусь была освобождена от немецко-фашистских захватчиков, братская Россия поделилась с нами и своими квалифицированными кадрами. В одну из таких групп в количестве 50 человек, что отправлялась на Могилёвщину, разграбленную оккупантами и сожженную войной, попала и Мария.
-- В Круглое я приехала с подругой Шурой Поповой, -- говорит Мария Анастасьевна. – Обе мы потом здесь и прижились, и остались уже навсегда.
Женщина на минуту задумывается, и мы стараемся не перебивать её мысли. Далее она продолжает:
-- Состояние послевоенного райцентра, прямо скажем, было страшным. Вокруг – развалины, пепелища. Люди были очень плохо одеты, все еще с потухшими глазами, где только-только пробежали искорки от недавнего освобождения. Теперь, как снежный ком, наматывались иные проблемы. Ведь для многих стояли нерешаемые в одночасье вопросы: Где жить? Где работать? На узле связи из работающих было только три человека – начальник, да два специалиста-телефониста. Мне досталась должность старшего агента. Работать нужно было с 7 часов утра до поздней ночи, иногда и до 24 часов. Со временем никто не считался. Регион поднимался из настоящей разрухи. Да и все мы понимали, что война еще продолжается, пусть и вдали от наших границ.
На постой Марию вначале отправили за два километра от Круглого, где нашелся уцелевший дом. Хозяйка Улита Тишурова была человеком добрым, отзывчивым. И жилось там комфортно и в меру сытно. Но в то время в окрестностях вовсю хозяйничали волки, которые все чаще стали нападать на уцелевшую домашнюю скотину и даже на людей.
В ночное время – на работу добираться рано, а с работы возвращаться поздно – передвигаться стало небезопасно по полевой дороге. И девушка принимает решение перебраться на жительства непосредственно в Круглое. Не сразу, но это получилось.
Без подсобного хозяйства жили здесь уже очень бедно. Выдавали девушке килограмм хлеба, которым и делилась с новой хозяйкой дома. Да еще выделили затем несколько соток картошки в местном сельхозпред-приятии. Тем и жили.
С окончанием войны появилось естественное желание вернуться домой, на родину. Сразу не отпустили, ведь специалисты такого уровня очень были востребованы.
После того, как в мае 1945 года прозвучали победные залпы, на Круглянщину начали возвращаться солдаты-фронтовики. С Василием Бобковым Мария познакомилась непосредственно на узле связи, где тот отвечал за секретную почту.
Вскоре сыграли скромную свадьбу. Один за другим пошли дети – пятеро: Александр, Сергей, Людмила, Алла, Надежда.
Отпусков по уходу за ребенком, подобным сегодняшним, тогда не было и в помине. Справлялись, кто как мог. Зато в центре особого внимания всегда оставалась работа.
Замечали и отмечали, конечно, не без этого. Заносился портрет Марии Бобковой и на Доску Почёта. В ее коллекции самые различные грамоты. Таких поощрений в личном деле значится 12. Есть, по утверждению самой юбилярши, и медаль «За трудовую доблесть», нагрудные знаки «Отличник», «Ударник коммунистического труда».
В возрасте 50 лет (такое право имели женщины, родившие и воспитавшие пятеро детей – ред.) оформилась на пенсию.
Но детей еще нужно было поднимать на ноги, отправлять в люди. Пришлось потрудиться затем и дояркой, и птичницей. Так незаметно в трудах пролетело еще одно десятилетие.
Держали с мужем и большое подсобное хозяйство – корову (а временами и две), несколько свиней, птицу, другую живность. Как могли, на личном подворье, да и на общественных работах отцу и матери помогали подрастающие дети. В многодетных семьях при правильном воспитании белоручек не бывает.
К сожалению, старшего сына Александра и младшей дочери Надежды уже нет в живых. Ушли в мир иной совсем молодыми, не оставив после себя даже детей.
В 1995 году не стало и мужа, Василия Сергеевича – сказались фронтовые раны и подорванное войной здоровье. О нем постоянно помнят. К слову, здесь же, на Круглянщине, похоронена и мать Марии Анастасьевны, которая переехала из России и провела возле дочери свои последние годы жизни.
О детях в результате долгой беседы стало известно следующее. Сергей, ранее работавший в правоохранительных органах, сегодня живет в Минске, Алла – в Санкт-Петербурге, она бывший строитель. А вот Людмила, как уже и говорилось, нашла свое призвание в Круглом. Столетняя Мария Анастасьевна богата и на других потомков – у нее 6 внуков и 9 правнуков. Всегда с нетерпением их ждет в гости и с радостью каждого встречает.
Думается, будут они и в ближайшие дни, когда самому уважаемому человеку из их большого и славного рода исполняется 100 лет.
Александр ИВАНОВИЧ.
Фото автора и из личного архива семьи Бобковых.

От автора: а снимки мы в тот день все же сделали. Мария Анастасьевна решила сфото-графироваться с дочкой и внучкой. А кошка «Катя», посмотрев в объектив, также попросилась на диван. И как же без нее; на нижнем фото -- Мария Анастасьевна и Василий Сергеевич Бобковы с детьми Аллой, Сергеем и Людмилой.

Архіў

лютага 2018
панаўтсерчцвпятсубняд
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627281234

Уверх