Шанс на спасение

Четвертая волна коронавируса захлестнула Беларусь. Кто-то успел к ней подготовиться основательно и заранее привился, отдельные всё так же продолжают отрицать необходимость вакцинации, говоря, что это им совсем ни к чему.

О том, что сейчас происходит в больницах за закрытыми дверями с надписью «Грязная зона», известно только медикам. Оттого и порождаются слухи и небылицы в обществе. Единственное, что сегодня могут журналисты, это отразить реальную обстановку внутри больничных стен. В первую очередь, для тех, кто все еще не верит в ковид, и для тех, кто считает, что его это не коснется.

В понедельник нам удалось пообщаться c врачом-анестезиологом-реаниматологом, заведующим операционно-реанимационным отделением УЗ «Круглянская ЦРБ» Светланой Шахматовой.

Состояние пациента, находящегося в реанимации, по определению не может быть лёгким. Пациент помещается в отделение реанимации только по абсолютным показаниям, когда его состояние действительно тяжёлое либо крайне тяжёлое. Если говорится о стабильно тяжёлом состоянии – это хорошо. Стабильное в этом случае означает, что врач-реаниматолог контролирует клиническую ситуацию.

По словам Светланы Шахматовой, она уже успела переболеть коронавирусом дважды. Одной из первых сделала прививку сама и настояла на этом для всех родных. Вакцинация – главная забота о здоровье в нынешней ситуации.

– За предыдущую и нынешнюю волну коронавируса в нашем отделении с диагнозом COVID-19 не было ни одного привитого пациента, – говорит Светлана Николаевна. – Причем, такая ситуация характерна не только для нашего района. Параллельно я работаю и в Могилеве в реанимации. И там также нет привитых тяжелых больных.

Врачи отмечают, что подавляющее число пациентов, попадающих в реанимацию, — люди пожилого возраста, а также те, кто имеет сопутствующие хронические заболевания: сахарный диабет, ожирение и др.

Как известно, вирус ковида поражает не только легкие, но и влияет на свертываемость крови, повышает риск возникновения инфаркта и инсульта.

– Особое внимание следует уделять банальному правильному ношению защитной маски: она должна закрывать рот и нос полностью, – продолжает Светлана Шахматова. – Регулярно можно видеть тех, кто носит маску под носом. Для чего это делается – лично мне непонятно. Маска – это не талисман, не оберег, не медальон. Только грамотное её использование гарантирует защиту.

Когда пациент попадает в реанимацию, за ним ведется круглосуточный контроль в режиме реального времени. Специальные мониторы оценивают артериальное давление через заданный промежуток времени, постоянно отслеживают сатурацию, электрокардиографию и др.

– В среднем пациенты проводят в реанимации от 5 до 14 дней, – отмечает Светлана Николаевна. – Но одна пациентка на моей практике лежала 36 дней.

В самых тяжелых случаях больному может потребоваться помощь аппарата искусственной вентиляции легких. Для тех, кто всё еще сомневается в необходимости вакцинации, хочется рассказать принцип его работы: в дыхательные пути вводится трубка длиной от 18 до 23 сантиметров, а сам пациент находится в медикаментозной коме. Реабилитация после этого занимает очень долгий период. Порой заново приходится учиться ходить.

Как говорят врачи, это должны видеть все, кто не хочет прививаться, носить маски и соблюдать другие меры защиты. Ведь пока ты здоров, у тебя планы, работа, а здесь все таким незначительным кажется. Важно только то, что ты – дышишь.

Главное – понимать, что в отделении реанимации идёт ежеминутная борьба за жизнь, врачи и медсёстры 24/7 выполняют свою далеко не простую работу и дают шанс на спасение. Берегите себя и своих близких!

Юлия ХОДАС.

Фото предоставлено УЗ «Круглянская ЦРБ».

<span;>ТЕГИ: корона COVID COVID-19 ВИРУС КОРОНАВИРУС КОВИД ПАНДЕМИЯ КАРАНТИН масочный режим вакцинирование вакцинированный вакцина